Василий Озеров, хороший человек из села: здесь все, до былинки, родное

Posted by

Двор у Василия Озерова, жителя села Дымовка, удивительный — ни травинки, ни кустика. От центра, до самых дальних уголков — краешков — гладкая, голая земля. А знаете почему? Да вытоптан он ногами хозяина, который держит живность всякую. Так и снует по двору с кормами разными для своей скотины, двор утрамбовывает, который звучит со всех сторон — из клетей, сараев и загонов — разной, приятной слуху, живой разноголосицей.

Тут и утки, и куры, и индюки, и овцы, и даже два быка, здоровенных, как плацкартные вагоны.

И вот, представьте, этих самых быков, которые и шар земной могут поднять на рога, в общем — то, не крупный мужик Озеров сам выводит на луг пастись, словно пудельков каких мелких. Ну, разве не ковбой наш Дмитриевич? Дымковский ковбой он и есть, Василий Дмитриевич Озеров.

Один бык, правда, цепью зашиб пастуху ребра, долго Озеров свою боковину залечивал, но от быков не отказался, до самого сентября выводил на луг, да комбикормами подкармливал. Понуро шли те на свои луга, власть хозяйскую над собой принимая.

Что удивительно, такое пестрое поголовье на подворье нашего героя, оно не для наживы, вернее, не столько для наживы, сколько для души. Его родители тоже, как он сам говорит: «от скотины далеко не отходили».Так сформировалась семейная традиция и верное дело, которое «без куска хлеба не оставит».

Озеров — коренной дымовец. Тут, в семье Дмитрия Васильевича и Екатерины Тимофеевны родился и вырос он, наравне с двумя своими братьями Олегом и Александром.

Мать была простой колхозницей, успела поработать и на сахарном заводе.

Василий Дмитриевич признает, что мама для него — идеал человека и женщины: добрая, умная, красивая. Говорит, что и жену себе подбирал, похожую на Екатерину Тимофеевну.

Отец же Дмитрий Васильевич, ветеринар в колхозе, а потом командир отделения пожарной охраны на химическом заводе, был человеком с характером, так вот, по мнению сына, мир в семье сохранялся во многом благодаря маме.

А семья эта была известная в округе, и, прежде всего, своим трудолюбием. И дом построили большой,в котором и сейчас живет наш герой. И двор, о котором, мы упоминали вначале, он тоже при этом самом доме.

— Жилье строили всей семьей, — говорит Василий Дмитриевич. — Мы, братья, а мне тогда лет 12 было, во всем отцу помогали: песок возили, раствор мешали, матицу поднимали. Тут потолок держится на единой дубовой матице, а в ней, со стены на стену, метров 15! А позднее мы, с моим сыном Дмитрием, все доделывали.

В окрестностях раньше много было добротных, дореволюционных построек.Тут работала целая артель, разбирала их на кирпичи. Вот мы их и покупали, к примеру, в наших стенах есть кирпич из дома местного кулака. Крепкий был домище, долго стоял заброшенный, без хозяина, зарастал бурьяном. Кирпич не то, что красный, он бурый!

Дом Дмитриевич любит, теперь он обустроен, как современная городская квартира: тут и ванна, и кухня, и мягкая ночная подсветка. А порядок помогает поддерживать дочь нашего героя Анна. У нее в городе свой маленький бизнес, к отцу приезжает на выходные вместе мужем и дочкой Василисой, которая названа в честь деда, и деду во всем помощница — и за яичком к курочкам сходит, и котиков покормит.

У Дмитрия — сына, в городе тоже свое дело, так вот и сын, что ни выходной, уже со своим сыном, внуком Дмитриевича Максимом — в гостях у Озерова — старшего. Не отдыхать приезжают, а работать, дел тут всегда много. Зимой мычат в сарае все те же бычки, летом дружно гудят пчелы — есть в хозяйстве и пасека. Так что мед всегда свой, не покупной.

Закончив Дымовскую восьмилетку, Василий Озеров поступил в ПТУ, в райцентре, где и получил корочки слесаря — монтажника.

Срочную проходил в Белоруссии, под Минском, в войсках тяжелой, стратегической авиации.

— С земли до киля самолета 10 метров было, сорок тонн одного горючего брал. Такие вот машины, — вспоминает Василий Дмитриевич.

Служил он в подразделении обеспечения. Держали под контролем приборы бомбардировщиков, следили за их техническим состоянием.

Был в отпуске и демобилизовался, отдав долг Родине сполна.

Отдыхал не долго. Заехал к отцу в его пожарную часть, а там вчерашнего солдата уговорили стать пожарником. Закончил Куйбышевское пожарное училище, за тем около 20 — ти лет служил в пожарной охране отцовского химического комбината, где прошел путь от простого бойца, до командира отделения или расчета.

В промежутках, между сменами, согласно своей специальности слесаря, монтировал в колхозах района котельные, подрабатывал. На пенсию вышел в звании старшего прапорщика внутренних войск, хлебнув сполна тяготы службы огнеборца.

Еще когда был в училище, загорелся город Куйбышев, курсанты, естественно, были привлечены к тушению пожара.

— Город деревянный, — рассказывает Василий Дмитриевич. — Выгорал целыми улицами. Каску не успеваешь снять после ЧП, как уже гудит новая тревога.

Тушил и предприятия района, где, со слов нашего героя, металлические котлы плавились от температуры, как брикеты сливочного масла. Где бойцы изнутри вырывали форточки «с мясом» и хватали ветер обожженными губами.

Есть в городе у Озерова квартира со всеми удобствами, честно заслужил. Но живет он в своем селе, потому что, как сам говорит, без него не может.

— Вот там, на лугу, в хоккей играли. С той горы пускали колеса. А вот здесь раньше дома стояли, — уже с грустью говорит он, показывая рукой на заросшие кленом просторы, и называет поименно жителей, из которых иных уж нет, а те далече. И грозно ухает на старой липе невидимый сыч, словно разделяя печаль сельского жителя.

Живет Василий Дмитриевич по уму, по человечески.Есть у него и техника, и удобства, и автомобиль. И никого не обокрал он, никого не обидел, никого не унизил.

И, не смотря на то, что трудно работает он в своем маленьком, но плотном домашнем подворье от зари до зари, делится с односельчанами и медом, и яичком, и домашними инструментами, коли у кого возникнет в них надобность.

И вот я смотрю на него и думаю: такая опасная, по сути, боевая карьера пожарника, есть награды и грамоты, при этом пенсия 12 тысяч рублей. Скажите, что можно купить на эти деньги современному человеку, честно живущему свою жизнь, который, по сути своей, суть и соль России?

А ведь будь он обеспеченным, как положено, как он того заслуживает, наверняка поехал бы и Европу повидать, и море, которое, по его признанию, «слыхал, да не увидел». Он ведь романтик, Василий Дмитриевич, и хорошая книжка шелестит страницами в его руках, коли выпадает свободное время.

Таскал бы он свои эти неподъемные ведра по двору, если бы его пенсия была, как у сравнимого с ним среднего жителя Финляндии или Норвегии, где минимальная, в переводе на наши, 200 тысяч рублей в месяц? Вздыхаю и не знаю.

Знаю лишь, что ему хочется и сына поддержать, и дочь, и внучков порадовать.

— Дмитрич, а попозже в возраст ведь уедешь все — таки в городскую квартиру?

— Вряд ли. Куда я отсюда? Тут могилки, тут родники, тут сам воздух — такой, дышу, не надышусь. Тут мои корни.

Александр Калуцкий,

Яна Литовченко — фото.

Союз журналистов России.

©

Некоторые снимки — из архива Василия Озерова

(Visited 47 times, 1 visits today)


 

3 комментария

  1. Нормальный, русский мужик.
    Не уедет он ни в какую квартиру, будет водить своих быков по лугам до последнего вздоха, пока здоровье позволит.
    На фотографии вроде бы улыбается, а взгляд задумчивый и печальный.

  2. Славяне мы, У нас в крови века!

  3. Молодец Василий Дмитриевич! Тебе хозяйку в дом надо, чтоб бы блины пекла.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *