Александр Калуцкий: Тихая песня снега

Автор

Искорка родилась в кромешной ночи, но была она яркой и счастливой, ведь она несла в себе зернышко огня.
И сказал ей Дух леса:
— Видишь, эти сухие и корявые дрова, подернутые зеленоватым мхом? Они свалены бесполезными сучьями, так подпали их, дай этим уродливым корягам жуткую жизнь, вскрути их гудящим костром, и ты улетишь на его вихрях в небо!
— А что останется на земле? — Спросила Искорка.
— На земле останется выжженная трава, — ответил Дух леса, и тускло мерцали гнилушками во тьме его странные глаза.
Ах, как хотелось Искорке взлететь, но она ответила так:
— Трава живая, я не могу ее сжечь и все обратить в пепел. Лучше я погасну, но не трону этот дикий валежник.
— Ты великодушна, Искорка, — размышлял Дух леса, ворча старым болотом, над которым курился туман. — Но тебе не повезло: тебе, прямо с рождения, пришлось делать выбор, который люди длят столетиями. Выбор между добром  и злом. Ты, видимо,  не понимаешь, что если не обернешься костром, то погаснешь, остынешь и умрешь навсегда.
— Понимаю. — Промолвила Искорка.
— И что же ты выбираешь?
— Я выбираю смерть, и пусть живет трава, которая весной превратится в цветы. А я так их люблю: красные, синие, белые. Пролески,подснежники, ландыши… В них нежность и чистота. И они такие милые.
— Что ж, быть по твоему, — уныло качнул ветвями осенних деревьев Дух леса. — Но за твой выбор я дам тебе красоту, которую не знает ни одна искорка. Зажмурься и прощай.
— Прощайте, Дух леса, — ответила Искорка и крепко зажмурилась.
Она думала, что умирает, от страха даже сжала кулачки. Но смерть все не приходила, хотя и стремительно остывало ее маленькое тельце. И тут она уловила  морозную свежесть и чувство легкости и полета захватило ее.
Ее голова закружилась, она робко открыла большие, испуганные глаза, ожидая, что ее вот- вот ударят, погасят и убьют, но увидела вокруг себя снежинки. Их было бесконечное множество, они летели с небес, искрились, веселились и плакали.
И тихонько пели о великой тайне снега.
И Искорка была одной из них, она превратилась в снежинку,она парила, как пушинка и стала самой прекрасной среди своих веселых подруг.
А Дух леса смотрел в небо, вздыхал грудью крутого склона, заваленного буреломом, щурился темными полянами и улыбался пнистым ртом.
Ему было печально, но хорошо от этой светлой грусти.  Он думал о том, что под утро бескрайние холмы его леса покроются мирадами снежинок, у которых не будет ни счета, ни адреса.
И одна из них будет светиться, как искорка.

(Visited 88 times, 1 visits today)


 

Один комментарий

  1. Удивительно тонкая вещь) Спасибо, Александр)) Ваша поклонница)))

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *