Романтик с большой дороги. Юрий Гейко

Путешественник и радиоведущий Юрий Гейко только что объехал на автомобиле Земной шар и рассказал та-а-кое!.. История Человека на Позитив24.рф.

Энергетика Юрия  удивительна. Она позитивна и сильна и прекрасно передается по всем каналам связи: через телефон или посредством радиоэфира. Возможно, именно поэтому его передача «Автоликбез» — одна и самых популярных на современном, отечественном радио.

Ну, еще, конечно, фирменный радийный, «радиогеничный» голос и творческий потенциал, который чувствуется и через такую, казалось бы, совершенно техническую, автомобильную тему.

Юрий Гейко фото

 

Романтик с большой дороги. Юрий Гейко

Юрий Гейко, популярный ведущий Авторадио, ценитель красоты, скорости и жизни, наш сегодняшний гость. И попал он на страницы этой книги не случайно. Признается, что тоже очень любит Подмосковье. Имеет там множество друзей. И всякий раз с удовольствием ездит к ним в гости.

Вступительную часть о нем можно было бы продолжать бесконечно, и все здесь было бы уместно: спортивные титулы, творческие достижения, великолепная семья. Но никто не расскажет о нем лучше его самого. Потому, что талантливый, потому, что профессионал. И как здорово, что в этом интервью, в ответах, столько именно его оригинального, авторского текста.

 

Юрий, очень многие люди знают Вас, как ведущего суперпопулярной радиопередачи, и не все догадываются, насколько Вы неповторимы и многогранны. Журналист, писатель, поэт, публицист, фотохудожник, путешественник, каскадер. Осталась ли хоть одна ипостась, в которой бы Вы не реализовались? Как у Вас, например, складываются отношения с музыкой?

— Поэт я никакой – дважды в молодости посылал на творческий конкурс в Литинститут имени Горького стихи и ни разу его не прошел. Как только прислал прозу – со свистом. А пара за всю жизнь неплохо написанных стихотворений ни о чем не говорят.

Что же касается моих других «ипостасей»… Оказывается, все, чем ты увлекался в молодости, пригодилось в жизни – может, мне просто повезло? Ходил в фотокружок Дома пионеров имени Павлика Морозова у нас, на Красной Пресне, где родился и жил, — и, став журналистом, снимал и публиковал свои снимки.

Занимался и в кружке авиамодельном и — усвоил основные законы аэродинамики и научился работать руками.

Посещал в последних классах стрелковую секцию и — стал разрядником по стрельбе – в итоге, попав в армию офицером-двухгодичником после института, служил в Казахстане, где поневоле пришлось стать еще и браконьером – заготавливал для офицеров и бойцов сайгаков, кормили отвратительно, приобрел в армии язву желудка. Зато демобилизовавшись, написал повесть «Сайга», которую напечатал «Новый мир» и по которой – единственной, уникальный случай – меня приняли в Союз писателей СССР. (Кстати, в Союз кинематографистов я был принят тоже уникально — по единственной статье в «Комсомолке» в 1985 году «Зачем пришла к нам Анжелика», где я, наивный, констатировал засилие советского кинематографа западным дешевым «ширпотребом».

И недоумевал: почему лучшие наши кинорежиссеры простаивают.  Но это было на гребне перестройки, когда громили Бондарчука, как режиссера, обласканного властью и тому подобное).

С музыкой отношения обычные – понимать и воспринимать классику меня никто не научил, а из «легкой» предпочитаю ту, что шевелит душу: Шевчука, Битлов, «Любэ», Макаревича, раннюю Пугачеву.


— Вы верите в судьбу? Вопрос этот задаю не случайно. В юности Вы мечтали стать журналистом, тем не менее, поступили в Автомеханический институт и стали строить свою карьеру, именно как автомобилист: инженер-испытатель на АЗЛК, каскадер, автогонщик, автор и непосредственный исполнитель двух автомобильных кругосветных путешествий.

И, тем не менее,  автомобильная колея вывела Вас в журналистику. Более 20 лет Вы были известным автором «Комсомольской правды», теперь вот ведущий «Автоликбеза». Подозреваю, что, стань  Вы моряком или летчиком, Ваш корабль или самолет доставил бы Вас прямиком в  редакцию какой-нибудь газеты или радио, где Вы благополучно и стали бы ее ведущим сотрудником. Это судьба?

— Я верю не в судьбу, а в мудрую мысль – не знаю, правда, чью: для того, чтобы в жизни добиться многого, нужны всего две вещи. Первая – заниматься любимым делом. И вторая: но делать это изо всех сил. Так уж случилось, что с семи-восьми лет я пописывал. Сначала стишки, потом рассказики. Потом влюбился в учительницу литературы и стремился удивлять ее своими сочинениями. Она, незабвенная Софья Филипповна Иванова, стала подбрасывать мне книги: Паустовского, Бунина, Пришвина, Куприна, Платонова, Пастернака. Она научила меня чувствовать слово, восхищаться им.

Я продолжал пописывать дневники, рассказы, рассылать свои творения по редакциям и получать отказы на бланках, их у меня целая папка. И только лет к тридцати, благодаря и систематическому чтению качественной литературы, и постоянному тренингу своего пера, я пробил, наконец, «великую редакторскую стену» и стал печататься много и легко. В 1982 году, в 34 года я стал спецкорром «Комсомолки», через год – редактором отдела литературы и искусств, членом редколлегии и даже председателем профкома и жилкомиссии.

И уже я рассылал на бланках отказы в публикации «сырым» авторам, к которым сам совсем недавно относился.

Но вот в журналистику меня привела совсем не автомобильная колея – она «нарисовалась» в моем творчестве в 1991 году, накануне первого автобума России, когда я, как халтурку, для увеличения гонораров, придумал там рубрику «Автоликбез».

А до этого, работая на АЗЛК инженером-испытателем, я занялся автоспортом, но высот в нем не достиг – выполнил норму кандидата в мастера спорта, что позволило мне в 1980 году делать автотрюки на одном-единственном фильме, где я и познакомился со своей женой, игравшей там одну из главных ролей.

Юрий Гейко фото

А журналистом я решил стать сразу после школы и даже купил абонементы в МГУ на лекции для абитуриентов по литературе, русскому и истории. Ходил на них с удовольствием, но… придя уже с документами, я, сын капитана в отставке и домохозяйки, оробел подать их на журфак: там все такие блатные, такие умные, уже с публикациями, а я… Поехал в Харьков, в военное училище, слава Богу не поступил. А поступил в МАМИ. И влюбился в автомобили. А журналистом все же стал, но через 16 лет. Зато мне уже было, что сказать своему читателю. Не верю в журналистику со школьной скамьи. Это все я к тому, что призвание все равно пробьется, даже через «асфальт», если его искать, найти, беречь в себе и вскармливать, а не игнорировать.


— Какой-то безбашенный мудрец сказал, что трудно усидеть на двух стульях, особенно если они находятся в разных комнатах. Но Вам это, как нельзя лучше, удается. Вы физик и лирик «в одном флаконе»: поэт-любимец муз и автомобилист — матерый волк  дорог. Как вам удается сочетать трепетное творчество и занятия грубым, «железным» ремеслом?

— Стулья можно поставить в одну комнату – в свой мир. Автомобиль – одно из мощнейших наслаждений в этой жизни. Для меня он стоит на третьем месте, где на первом – счастье от творчества, на втором – и общение, и секс с любимой. Я полюбил автомобиль тогда, когда узнал, испытал его потрясающие возможности, о которых 99,9% водителей и не подозревают. Эти возможности видны только изнутри автомобиля, когда он проходит по самому их краю. Мне показали их сначала лучшие гонщики СССР, с которыми я много лет ездил на чемпионаты по кольцевым гонкам и ралли. А потом и сам я стал постигать этот айсберг – автомобиль. Моя последняя и лучшая книга о 800-х страницах  называется «Моя любовь – автомобиль».
— Как и всякий нормальный мужик значительное место (если не главное) в своей жизни Вы отводите женщине. Как и всякий настоящий поэт значительное (если не главное) место в своем творчестве Вы отдаете ей же. А вот, что касается дороги, женщина-водитель и автомобиль, это вещи совместимые? Или кухня, для женщины, наиболее подходящее место для своей технической самореализации? На кухню ее, голубушку, туда ее?!

— Никакой я, повторяю, не поэт. А что касается женщины… Я искренне убежден, что Господь не создал в этом мире ничего прекраснее женщины. Вы посмотрите на это чудо, на ее совершенное тело: страсть, любовь оплодотворяют ее – в ней зарождается не просто жизнь – Человек. Она вынашивает эту жизнь, рожает ее в муках, вскармливает, дарит ей самую сильную любовь на свете – любовь Матери.

А женщина и автомобиль совместимы, как ничто другое — они прекрасны.

Когда же я встретил свою жену и прожил с нею 34 года, я понял, что основа семейного счастья это когда оба – личности, совершенствующиеся, достигающие каждый своих целей и высот и потому всегда интересные друг для друга.
— Как-то Вы написали, что беда России — дураки на дорогах, потом скорректировали формулировку «…дураки, указывающие дорогу». К этому выводу Вы пришли после кругосветных путешествий?

— Нет, к этому выводу я пришел на основе моих жизненных наблюдений.
— А скажите, дорожные инспекторы в разных странах — разные, или все одним мирром мазаны?

— Насчет мирра не знаю, а инспекторы разные. В США, например, в Италии и Франции и в Европе вообще полисмены взяток не вымогают. И даже не берут. Они – помощники на дорогах. Когда-нибудь и мы придем к этому.
— Вы в автомобиле сочиняете стихи или прозу? Вообще, в дороге хорошо сочиняется?

— В автомобиле я сочинил свое лучшее, единственное стихотворение. Правда,- на стоянке Домодедово, когда 16 часов ждал жену со съемок из города Шевченко на Каспийском море – у их самолета не убралось после взлета шасси, и они ждали из Москвы другого. А я ждал ее, но поскольку по радио объявляли о задержке прилета на два часа, потом опять на два и так восемь раз, то домой я не поехал, оставался там. Могу подарить этот стих вашим читателям:

Любимая!
Тебя светлей
И день под солнцем не пылает
И красок кисть таких не знает,
Что были бы тебя нежней.
Любимая!
Прикосновений
Безумных рук и губ твоих
И осенявших нас двоих
Я помню каждое мгновенье.
Любимая!
Слова пусты,
Когда к тебе их прилагаю.
Пускай бы умер в них – я знаю,
Что неподвластна слову ты!

Любимая!
Живи и веруй:
Даётся нам, что мы даем.
И счастья на пути моем
Отпущено мне полной мерой.


— А дорога и радиоэфир похожи чем-то? Если «да», то чем?
— Азартом постижения и совершенствования.

— Каков самый главный предмет для автомобилиста в дороге, помимо автомобиля, конечно? В России этот  предмет он другой, нежели в иных странах?

— Нет, он везде один и тот же: «смазь в голове», как говорят гонщики.
— Какие у Вас ближайшие творческие планы?

— Совершить третью кругосветку – по Крыму. К тому же там, на съемках, началась наша любовь.
— Дорога. Это испытание или награда?

— Это награда за испытание. Езда в неведомое, даже, если ты едешь на дачу.
— А творчество, это испытание или награда?

— Творчество это большое, офигительное счастье. Потому что ты создаешь то, чего до тебя не было. И то, что никто, кроме тебя, создать не может.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *