«Три аккорда», как надежда культуры

Posted by

Или явка с повинной

В последнее время я, не по своей воле, подсел на шоу «Три аккорда», это такая развлекательная передача на федеральном канале, в ней поют, по одной версии блатные песни, по другой — шансон.

Только не подумайте, что я сошел с ума — телевизор не смотрю, век воли не видать, он у меня укутан в пыль, как в фуфайку, в этой пыли, пальцем по экрану выписано «Кина не будет», так уже и эти буквы присыпает пыль, но из — за разницы уровней старой и новой пыли, слова все еще видны.


Так вот: «Три аккорда» мне незаметно подкинул интернет в компьютер, когда я чего-то зазевался, теперь вот пересматриваю весь архив этой программы. Конкурс хороший, полезный, есть, правда, и подозрительные моменты. Но, обо всем по порядку.

Где, скажите, в какой другой стране это возможно, чтобы по главному государственному каналу, в лучшее время, при свидетелях, публично воспевали тюрьму? У нас, слава Богу — запросто! А потому, что треть страны отсидела, треть сидит, а треть ждет своей очереди. Так что, это не шоу, а дорожная карта для всех и каждого, забота государства о своем народе. Практически, правовой ликбез!

И неудивительно, что жюри этого конкурса набрано из людей бывалых, основательно посидевших.

Блатной романтик, автор и исполнитель Александр Новиков — бывший зек и большой знаток лагерной культуры, между номерами, охотно делится секретами тюремного быта, объясняет суть той или иной статьи Уголовного кодекса, правила поведения в камере и значение татуировок. Например, от него я узнал, что крап, это не что иное, как точка от иглы в наколке, что осужденных на этапе охраняет не ВОХРа, а внутренние войска, почерпнул и другие полезные сведения.

Причем, о тюрьме Новиков вспоминает с явным удовольствием, как об отдыхе на курорте или о романтике студенческих отрядов. Сразу видно, человек знает толк в деле. И тут, безусловно, есть, чем гордиться. А сам инструктаж от Новикова для той части нашего населения, что еще не прошло по этапу, безусловно бесценен.

В жюри Александр — пахан и авторитет, как единственный откинувшийся с зоны, поэтому, его слово тут — закон! Хотя, понятно, что в статусе судьи ему бывать еще не доводилось.

Там же, то есть в судейском корпусе, заметна и элегантная женщина Лидия Козлова, художественный руководитель  музыкальной группы «Лесоповал». Как монтируется рафинированная, интеллигентная дама — старушка — божий одуванчик — в рюшах и толстых очках- и «банда» бородатых мужланов в ушанках, воспевающих воровство, финки меж ребрами, черные воронки, ночные допросы, карцеры и  «сердешные малявы» — убей,не пойму. Но допускаю, что в прошлом, она работала в прокуратуре и набирала музыкантов еще на этапе следствия, возможно даже вербовала солистов, застукав их прямо на месте преступления. Проверенного алиби у нее нет, и мотивы не ясны.

Хорош и Розенбаум, он тоже тут, привлечен к ответственности, как автор популярных, тематических куплетов, типа «Гоп — стоп, мы подошли из- за угла», «Над столами в морге свет включили»,  «Подохнешь, крест поставлю каменный», «Сэмэн, засунь ей под ребро» и других душевных, лирических, ставших уже поистине народными, песен.

Правда, если в творчестве Розенбаум Новикову ровня, то в тюремной науке он ему явно проигрывает, запальчиво спорит и видно, что комплексует от своей неосведомленности, стыдно ему,  что не сидел, что не отмотал троечку — пятерочку в свое время и не поднабрался опыта. Впрочем, Новиков ему великодушно прощает промахи, хотя все же сморит на Яковлевича горделиво и свысока. Мол, салага, что с тебя взять.

Полагаю, что чистосердечное признание смягчило бы участь Розенбаума. А курсы повышения квалификации где — нибудь за Полярным кругом, или в тайге на заготовке древесины, сделали бы его камерное искусство пронзительнее и ближе к народу.

Мелькает среди судей и незабвенный Сергей Трофимов. Этот фени не знает, а потому, совершенно непонятно, что тут делает. Свое дремучее лагерное невежество он маскирует придурковатым хохотом, да рассказывает историю про Сочи, где на набережной его за лысину укусил енот — рецидивист, сбежавший из мест заключения.
Енот, конечно, не блатной, не кум, не сученный и не пахан на хате, но тоже полосатый.
Потому Сергея в жюри терпят, видимо, рассчитывают на явку с повинной.


В этой останкинской ОПГ был замечен и Шуфутинский, но он, вместе с Любовью Успенской, жил в Америке, поэтому тут все оправданно.

Общий же посыл у конкурса, несомненно, воспитательный, возможно, даже патриотический. Нам словно показывают, к чему стремиться, на кого ровняться.

Подробнее, под запись, свидетельствую об концертных номерах.

Каждое выступление — это миниспектакль, достойный тюремной самодеятельности. В певцах, как, собственно, певцы, так и актеры всех жанров от комедии, до драмы. Бек — вокал, танцевальная группа — выше всяких похвал. Недогляд лишь в том, что одеты по гражданке. В тюремном шмотье артисты смотрелись бы органичнее.

Маршал, Ваенга, Фоменко, Журавлев, Шиловская, Шацкая, Воробей, Джанабаева, Спиридонова и многие — бесконечные другие, как досрочно освобожденные, так и находящиеся в федеральном розыске, а то и под подпиской о невыезде. Шоу «мотает срок» с 2015 года, через него прошли уже все на свете, даже вроде и Киркоров будил публику характерным криком. Я его, слава Богу, тут не видел. Но, говорят, что  такого типажа очень не хватало на сцене и занять его место на нарах никто не решался.

Певцы маскируются под разные персонажи от особистов, до воров в законе, от нищенок до графинь в бриллиантах, от умников до сумасшедших, от ботаников до хулиганов, от врачей до заключенных в робах. Так что пернатый прикид Киркорова в данном контексте был удачным дополнением и завершал общую картину композиционно.

Но так вот, о чем это я. Представьте  себе какое — нибудь норвежское, американское, шведское, израильское или английское телевидение, а там, по вечерам, выступает  известная певица, калибра нашей Славы, то есть 90 -60 — 90, с песней, типа нашей общенациональной «Что ж ты, фраер, сдал назад».

И исполняет она партию гражданочки, разочаровавшейся в ухажере, солирует в шикарном вечернем платье, в мехах, бирюзе и бриллиантах с экрана или со сцены, перед почтенной публикой, где — репетиторы, врачи, учителя, кандидаты наук, офицеры росгвардии и полиции и прочие интеллигентные люди, а в партии такие вот слова:

«Я решила ты скакарь или вор — авторитет,
Оказалось, просто тварь,
Брал на понт, тушите свет.
Ты с иголочки ходил, лярвы пялили глаза,
А вчера, как дверь открыл,
Я попятилась назад.
На тебе, мышиный туз,
Был майорский макинтош,
Да с какардою картуз,
На себя ты не похож»…

Что, между прочим, тянет на «оскорбление лица, находящегося при исполнении в заведомо невменяемом состоянии», и « в переводе» на тот же английский, значит, примерно следующее:
Я рассчитывала, что ты воспитанный убийца и вор, а, оказалось, работник полиции позорный.

Браво, орут офицеры силовых ведомств, усердно лупят в ладоши, с огоньком подхватывают, дружно раскачиваясь из стороны в сторону:

«Сели в Бест на долгий сpок,
Хоть, спасибо, не метyт,
Hо меня, мой мyсоpок,
Все ментовкою зовy — у- ут».
То ли ушли в несознанку, то ли кайфуют, сердешные, что у воров в законе такие козырные крали.

Ну вот, все. Полагаю, что данный сигнал позволит руководству, как поощрить отличившихся, так и наказать просчитавшихся, а так же устранить недочеты. Показывайте, где расписаться.
А можно я крестик поставлю?

Егор Искрухин

©

фото — из открытых источников

(Visited 103 times, 1 visits today)


 

4 комментария

  1. Вот это в масть, так в масть!)

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *