Василий Горбунов: чтобы люди жили по — человечески

Posted by

Россия, которую мы обретаем

Василий Горбунов, генеральный директор ООО «Заречье» по сыновьи относится к отчей земле, на которой действует его крупное сельскохозяйственное предприятие.

В органичном существовании его родного села Косилово и «Заречья», где одно дополняет другое, а их тесное взаимодействие обуславливает общее развитие, он видит свою задачу и как руководителя, и как жителя села.

Да и как разделить эти два понятия, если у общества 2000 гектаров земли, и эти земли расположены в окрестностях Косилово.

Василий Павлович родился и вырос в этом селе, здесь жили его предки. В местные поля вложен тяжелый труд и родителей земледельца — мамы Марии Григорьевны простой колхозницы, не чуравшейся никакой работы, и отца Павла Ивановича работящего механизатора, оставившего в сердцах односельчан самую добрую память.

И нет такой меры, которой теперь можно тот труд измерить.

Василий Павлович вспоминает, что в детстве отца видел редко, тот вечно пропадал на севе, на уборке или в колхозной мастерской:

— Просыпаюсь утром, а он уже приехал домой на тракторе, на завтрак. Бывало говорит: «Сынок, я там болото обкосил, надо будет пойти, перевернуть, просушить и сложить сено». А я и не знаю, когда он успел, видимо, ночью косил.

И все село так жило.

Наш герой рассказывает, что не помнит в своем детстве такого момента, когда домочадцы сидели без дела. Родители, сам ли он, брат Сергей или сестра Зоя. Впрочем, старшие дети рано упорхнули из-под отцовской крыши, уехали в Харьков учиться.

В Косилово, на тот момент, была восьмилетняя школа, а расположенный примерно на таком же расстоянии от села, что и областной центр Белгород, Харьков, как развитый промышленный и культурный город, предлагал молодым людям большой выбор профессий и учебных заведений. Вот и стали они там строителями.

Дома, «на хозяйстве» с отцом и матерью остался младший, Василий — помощник и надежда родителей:

— Они меня никогда и пальцем не тронули, могли убедить словами и личным примером добросовестного отношения к жизни, к людям, — вспоминает Василий Горбунов. — Денег-то тогда особо ни у кого не было, зарплаты мизерные, вот и собирали по копейке на дрова, на уголь, на краску, чтоб дом имел опрятный вид.

Лично мне «наряды» доставались «по наследству» от брата. Мать перешивала на меня его штаны, костюмы, рубахи. Даже модные тогда клеши скроила мне из Сергеевых брюк, все ведь покупали на вырост. И вот приходишь осенью на первую, после каникул, школьную линейку, а там вся ребятня в перекроенных «обновках». Отверни любую штанину, по швам можно понять, какой сезон брюки в ходу.

Ну, а после уроков в школе, где наш герой, к слову, учился на отлично, его ждало домашнее хозяйство. А это 50 соток земли, быки, корова, гуси, утки, куры, поросята. Вот и крутился юный пионер между лугом, огородом, двором и сараями: косил и крошил траву, пас гусей, резал бураки, колол дрова.

Что делать планировал сам, никто над душой не стоял. Но планировал четко и точно — все делал, все успевал. А вот времени порезвиться со сверстниками на улице не оставалось. Впрочем, теперь Василий Павлович об этом не жалеет.

С благодарностью говорит, что отец приучил его к труду, а мать привила любовь к учебе, разбудила любознательность. Не смотря на свою простую профессию, человек она грамотный, развитый, интересующийся. С самых маленьких лет читала с сынишкой книжки, рисовала, решала примеры.

Она так хотела, чтобы Вася стал педагогом. Ставила в пример школьного учителя труда Cергея Дмитриевича. Говорила: «Видишь, сынок, Сергей Дмитриевич, ходит в галстуке, достойно живет и приносит пользу людям. Уважаемый человек. И ты хорошо учись».

Сам Василий Павлович отмечает, что любил те школьные уроки труда. Ему в радость было сколотить табуретку или сделать деревянный макет автомата.

К слову, те навыки, которые он получил на труде и черчении, востребованы у него и сейчас, пересекаются с работой. Высверлить болт, нарезать резьбу, где -то  поставить какие -то хомуты, состыковать трубы — производство ведь большое, одной земли 2000 гектар, а еще коровники, мастерские, гаражи, ангары.

Всегда надо что -то усовершенствовать, изобрести, сконструировать, приспособить, подогнать. На все это способен генеральный директор успешного сельхозпредприятия.

«Не обязательно ведь покупать запчасть, иногда можно сделать ее своими руками и заменить.

Вот, например, проблема с водопроводом у коров, трубу разорвало, надо сделать специальный хомут, хотя бы времянку кинуть, это ты потом привезешь новые трубы, подгонишь сварку, сваришь, но бывают моменты, когда необходимо действовать быстро». Это слова самого Василия Павловича. Слова хозяина.

И он особо не зазнается. Коли того требует дело, засучивает рукава, сам берется за ключ или молоток, не потому что во всякую бочку затычка, а просто не любит топтаться на месте. Уважает  движение, динамику, при том, что все у него в хозяйстве расписано, каждый член коллектива четко отвечает за свое направление и свое дело знает.

Ну, а тогда, в начале 80- х годов, по совету родителей, поступает наш герой в Белгородское педагогическое училище, авторитетное на тот момент учебное заведение.

Он ведь не только по труду отличником был. Любил историю, математику, географию, литературу… В принципе, все предметы давались ему легко.

Василий Горбунов из тех людей, которых можно с полным правом отнести и к физикам, и к лирикам; и к инженерам, и к гуманитариям, он развит во всех направлениях, и сейчас ему многое интересно.

В Белгороде тоже учился хорошо. Хотя, время тогда было непростое. Живет по сути на стипендию, а это 20 рублей в месяц.

Впятером с однокурсниками снимают флигель, общежития у педучилища не было, кровати во флигеле стоят в ряд, как в казарме.

Но, молодость, энергия, первые влюбленности — все это делает то время замечательным, цветущим, весенним. В таком свете и вспоминает наш герой свои годы учебы. Хотя частенько приходилось «сидеть» на сухой картошке и  пахте — каком-то бледном последе от молока, почти прозрачном.

Но все были равны, и было весело.

Особенно, когда возвращались от родителей. У нашего героя, например, такие поездки случались раз в месяц. Вот тогда-то и закатывали ребята пир горой.  Привезенные домашние припасы выставляли на стол, с неделю ели «от пуза», ну, а потом опять переходили в режим жесткой экономии.

В своем учебном заведении Василий Горбунов, помимо красного диплома преподавателя труда и черчения, получает профессии слесаря и столяра, а так же права водителя грузовика.

Срочную служит в Костроме, в ракетных войсках, управляет могучим «Уралом» — военным тягачом.

Служит отлично, награждается грамотами, специальными знаками, получает и краткосрочный отпуск на любимую родину.

А в 87 году успешно демобилизуется, как Отличник боевой и политической подготовки, добросовестно отслуживший свой срок.

Годы службы вспоминает с теплом. Говорит, что дедовщины в части не было, армия приучила к дисциплине и собранности, которые и сейчас помогают в повседневной жизни.

А тогда, весной 1987 года, был памятный вечер, в честь возвращения солдата. Явился без предупреждения, подарком родителям.

И вот уже он устраивается в местную сельскую школу учителем.

На тот момент серьезно заболел Павел Иванович, это обстоятельство во многом и предопределило выбор сыном своей дальнейшей судьбы.

Он остался дома, в селе. По сути отец и умер на его руках, хотя сын делал все, чтобы он прожил, как можно дольше. По два раза на дню ездил в районный центр в Грайворон в больницу за уколами на мотоцикле. Сам же эти обезболивающие уколы отцу и ставил.

И вот интересное наблюдение. Василий Павлович как-то не разу не посетовал на то, что в жизни ему приходилось заниматься самыми разными вещами. Он и учительствовал, и был директором школы, и председателем сельсовета, и председателем колхоза, потом бизнесменом, сам строил свой дом, плотничал, столярничал, водил и водит машины, трактора, комбайны, все время что-то изобретает, вычисляет, руководит, коли возникнет надобность, так, видимо, и за кузнечный молот возьмется, но нет у него сожаления, что приходится действовать по такому широкому спектру, тратить силы на полную, на всю «давить на гашетку».

Сам он, как солдат, считает, раз надо, значит, надо, вооружается подходящим инструментом и вступает в дело.

Потому, что умелый, потому, что ответственный.

Он и сыновей своих Павла и Василия воспитал в таком же ключе, в традиции своего рода, они не белоручки — барчуки, им тоже знаком любой труд. Хотя у обоих — высшее образование, Павел — дипломированный экономист, закончил БелГУ, Василий — агроном, выпускник Белгородской сельскохозяйственной академии, сейчас готовится к защите ученой степени.

Сыновья — первые помощники отцу, заняты на его предприятии. Павел отвечает за животноводческое направление, Василий — за растениеводство. ООО «Заречье» — хозяйство смешанного типа, тут и сеют, и доят. Но об этом мы еще будем говорить подробнее.

Так вот, было ребятам в районе 12 — ти лет, а отец уже бычков им поручал выращивать. Бывало привезет домой три теленка, сдаст им «на руки», вот они их и выкармливают. Как те наберут вес, двоих себе забирают, а одного отдают отцу за то, что поголовье поставил, да оказывал консультативные услуги. Это, чтобы они ответственность чувствовали и понимали, что ничего не бывает даром.

«Я их загружал работой». Коротко говорит Василий Павлович.

Теперь понятно, что все было не напрасно. Они благодарные ученики. И сейчас отец с гордостью отмечает, что процентов 60 в организации работы хозяйства перегрузил на сыновние плечи:

— Все эти навигации, современные технологии — это все они. Главное, что им это интересно, они это умеют. Где-то уже и меня заставляют открывать что-то новое, искать нестандартные, интересные подходы.

Совещаемся каждый день, спорим дома, в офисе, в машине, порой до хрипоты. Но это правильно, в споре рождается истина. И я понимаю, что ребята у меня неравнодушные люди, они заинтересованные партнеры.

Ну, а мы отметим, что на действиях наследников во многом сказывается авторитет отца, который смог создать передовое сельскохозяйственное предприятие, вооруженное современной техникой, и крепкими квалифицированными кадрами.

На своих пашнях «Заречье» сеет пшеницу, ячмень, подсолнечник, кукурузу на зерно и на силос, сою и другие полезные культуры. У Общества и 600 голов породистого молочного дойного стада, при общем поголовье, как это называется у специалистов, со шлейфом, 2100 голов Голштино — фризской породы, завезенной из Германии, при своей кормовой базе. «Под молоко» в сбалансированные севообороты включают многолетние травы.

Вообще, «Заречье» — это производство полного цикла. Тут и семена свои, и корма, и ремонт стада идет за счет своего же молодняка.

И не удивительно, что урожайность того же зерна доходит до 70 центнеров с гектара, а от надои от одной коровы в год поднимаются до 7000 литров, при классической жирности 3,8 процента.

Но это сейчас. А тогда, в самом начале нулевых, когда Василий Горбунов с должности председателя колхоза перешел в руководители становящегося частным сельхозпредприятия и стал, по сути, бизнесменом, все было очень не просто.

Глава района увидел в молодом председателе потенциал, решил доверить ему создание рыночного производства нового типа на части бывшего коллективного хозяйства имени Ильича.

Провез по району, показал уже действующие производства подобного плана. Смотрел на реакцию Горбунова, уговаривал, изучал, прислушивался. Словом, тестировал. Наконец, сделал верные выводы и понял: этот сможет ввести коллектив в рынок и представил коллективу его кандидатуру.

Так, общее собрание колхозников и решило — Василию Горбунову руководителем быть, потому, что знали его, как человека слова и дела. И род его работящий и добросовестный знали.

Сам же он никак не планировал такой «квантовый» переход. В школе, в сельском совете, в колхозе был утвержденный бюджет. Вся забота директора или председателя — четко соблюдать его, вот и все дела. Поэтому, ответственность минимальная. А тут, на вольных, в буквальном смысле, хлебах вся финансовая стратегия ложилась на руководителя — крутись, как хочешь, но отчет — с тебя.

Вспоминает те годы, когда денег почти не было. Все эти взаимозачеты, бартеры, долговые обязательства. А кредиты не давали. Приходилось занимать под тот же сев, на те же горюче — смазочные материалы, на запчасти и семена у коммерсантов с криминальным душком, которые тогда шуровали повсеместно.

Они ссуживали деньги, но за копейки выметали весь урожай. Горбунов с грустной улыбкой вспоминает теперь, что бывало рисковал брать займы под 2-3 процента в день!

А там были ребята крутого замеса, если вовремя не отдашь, можно было и жизнью расплатиться. А за его спиной — коллектив, семья.

«Тогда надо было дело удержать и в нем сориентроваться, — рассказывает Василий Горбунов. — Сейчас у меня есть круг партнеров. Мы друг друга знаем. Не хватает, допустим, денег у меня на ГСМ, я позвонил, мне горючку в долг привезли. Нет  гербицидов — то же самое. Уже есть  доверие. А тогда ведь этого не было.

Как вспомнишь, так просто дико делается. Только и успевали дыры затыкать. То едут электричество отключать потому, что нам платить нечем, то еще что-то. Кругом долги были.

А потом начали кредиты давать, правда, на драконовских условиях: если 1 миллион беру, на 2,5 миллиона надо заложить имущества, так называемая залоговая база. Хватишься, а тот же  трактор под залог — за копейки идет

Время было сумасшедшее».

Мы же от себя еще раз к месту вспомним, что Василий Горбунов со школы, наряду с другими предметами, неплохо знал математику, отлично считал. Видимо это тоже в какой-то мере помогло его хозяйству встать на ноги.

— Василий Павлович, а что Вы сделали в первую очередь, как возглавили предприятие?

— Начал собирать команду. Хорошо, что по прежним своим должностям знал людей, и, кто чего стоит, кто может быть механизатором, а кто и руководителем целого направления.

Во многом вот такой индивидуалистический подход к людям и обеспечил развитие «Заречья». Людей Горбунов ценит, уважает. Они для него не просто персонал предприятия, а земляки. Многие работают с ним и сейчас. С ними — рука об руку — прошел он «минные поля» начала бизнеса и самое горнило становления дела.

Закалились они, сдружились, стали своими людьми.

Вот и сейчас ООО «Заречье» строит в Косилово новую молочную ферму. Молочное производство сложное, капризное, затратное. Тут и корма, и породы, и здоровье животных, и особое оборудование, и санитарно — эпидемиологические правила, и экологические нормативы. Казалось бы, можно заменить его чем-то более простым и при этом более доходным, но Горбунов, как взял ферму у бывшего колхоза, так ее и ведет. Более того — развивает, при том, что закупочные цены на молоко смехотворны — 28 копеек за литр с НДС.

По сути, по цене молоко в магазине сравнялось с водой. Но директор знает, что ферма для односельчан, основная часть которых занята на его производстве, это рабочие места, стабильность, зарплаты, уровень жизни.

Ферма для деревни — это, условно говоря, градообразующее предприятие. Вот и строит. По плану будет 4 новых корпуса, оснащенных современным оборудованием. Первая линия новостроя уже введена в действие. На подходе другие линии.

А пока стадо содержится в сараях прежней, колхозной МТФ семидесятых годов постройки. И вот тоже характерный показатель, директор не развалил их, не разобрал на кирпичи, а сохранил, все время ремонтировал, даже провел к ним асфальтовую дорогу, поменял электричекскую проводку, не единожды перекрыл, так и дослужили они до сегодняшнего дня. Ну, а теперь пришла пора выходить на новый уровень.

Что касается закупочных цен, мы добавим от себя, что приходится лишь удивляться этой разбалансированной политике правительства, которое установило такие несправедливые правила игры. Покупатели жалуются, что на прилавках почти не осталось настоящих молочных продуктов, зачастую это порошок, разведенный водой.

Казалось бы, самое время поддержать производителя молока, сделать хотя бы закупочные цены соответствующими затратам на производство «белого золота», не говоря уже о доступных кредитах и иных мерах производственного стимулирования. Так нет же, пусть люди лучше пьют этот непонятный, вредный для здоровья суррогат, за то он дешевый по цене.

То же касается и сахарной свеклы. Мы намеренно вынесли эту культуру в отдельный абзац. «Заречье» выращивает и ее, в то время, как другие хозяйства  отказываются. Все из — за тех же неоправданно низких закупочных цен.

Дебет с кредитом сходится с минимальной, смехотворной моржой, а то и не сходится вовсе. А сахар это ведь жизненно важный продукт. А что если все хозяйства перестанут сеять свеклу?

Ведь взять хотя бы техническую строну вопроса. Если иные комбайны зачастую универсальны и подходят для производства многих культур, то для сахарной свеклы они индивидуальны, ими ни пшеницу, ни подсолнечник убирать не будешь. А один свекловичный комбайн стоит 60 миллионов рублей, сеялка — 10 миллионов, недешево и другое оборудование, дорогой посадочный материал, необходимы специфические, особые удобрения.

А потом ведь еще надо «пристроить» урожай. А переработчики, те же сахарные заводы, не дремлют, тоже ищут свою выгоду. Чуть зазевался и вот они, при приемке, уже и занизили в документах сахарийнось свеклы, завысили ее загрязненность при оптимальных показателях, но за всем ведь не уследишь и тут несешь неоправданные убытки.

Однако, правительство и при такой производственной политике на прилавках искусственно сдерживает цены на сахар. А добренькое оно — за счет хозяйств, выращивающих сырье, то есть, сахарную свеклу.

Вот вам пример для сравнения: в советское время буханка хлеба стоила 16 копеек, а килограмм сахара 78, то есть разница была в шесть раз. Сейчас хлеб 30, а сахар 40, эти виды продовольствия почти сравнялись в цене. При том, что себестоимость пшеницы в разы ниже, чем сахарной свеклы.

Можно подумать, что в последнее время удалось  адаптировать и снизить затраты на производство сахара. Ничуть не бывало! А кое — какие примеры вложений в это дело мы уже привели. И, еще раз подчеркнем, противоречия в ценообразовании покрываются за счет хозяйств, то есть главных производителей продукта.

Никто не ратует за то, чтобы магазины взгоняли цены. Сахар для людей должен быть доступен. Но государство для того и создано, чтобы соблюдался баланс интересов сторон, правительство обязано адекватно реагировать на ситуацию в экономике и на рынке, выравнивать перекосы, подставлять свое плечо тому, кто перегружен.

Как всякий умный мужчина Василий Горбунов не тороплив в суждениях, он никого не судит, не обсуждает за спиной, он лишь кратко излагает фактуру, как бы предлагая собеседнику самостоятельно делать выводы. И говорит он не потому, что хочет показать себя, а лишь за тем, чтобы поднять общие, больные вопросы, осветить реальное положение дел.

Его слово, как мы уже отмечали, верное, просто потому, что подкреплено делом. Его взгляд открыт и доброжелателен, в ближнем он спешит разглядеть достоинства, а не недостатки.

И если нам посчастливилось говорить о человеке на своем месте, то Василий Горбунов именно такой человек и есть, сам вершащий  свою судьбу, стремящийся делать жизнь людей, что рядом, лучше.

И, видимо, не напрасно он часто вспоминает свою работу простым учителем в сельской школе. Он без труда находил общий язык с учениками, умел заинтересовать предметом. Чтобы быть на уровне и соответствовать высокому званию педагога он даже профильный институт закончил, получил диплом историка.

А детей ведь не обманешь, они чувствуют людей. Ученики не подкладывали кнопки на стул своему учителю, не мазали мелом изнанку столешницы, они уважали его. Он до сих пор хранит их трогательные открытки с поздравлениями.

И теперь, говорим ли мы о коллективе, об односельчанах или о семье — везде авторитет нашего героя — величина заслуженная и постоянная.

К слову, отдает ему должное и вышестоящее руководство. Целая широкая стена в офисе его предприятия занята наградами. Среди них, помимо упомянутых, заметны еще и благодарственные письма от банков, для которых Горбунов — надежный партнер, послания от общественных и иных организаций, для которых он выступал, как спонсор. Администрацией ему присвоено звание «Благотворителя 2016 года Грайворонского района». Именно в этом замечательном районе работает «Заречье».

Горбунов и сейчас поддерживает сельский совет и свою школу.

Село Косилово, при участии ООО «Заречье», как тут уже отмечалось, развивается. Из 500 его жителей — 120 — дети. Каждый год тут рождаются 5 — 7 младенцев, есть многодетные семьи, немало молодых семей, а все потому, что у людей есть работа — на полях, на фермах, а, значит, есть стабильность и уверенность в завтрашнем дне.

Сейчас идет разговор о строительстве в Косилово новой школы. Прежняя, хотя и ухоженная и отремонтированная, но старенькая, как зданию, ему 200 лет.

Общество, чем  сможет, собирается помогать властям в этом строительстве. А руководство в Грайворонском районе квалифицированное, прекрасно знает свою территорию и развивает ее комплексно до самых дальних уголков. То же Косилово, это ведь не самое ближнее от райцентра село, и не самое крупное, скорее дальнее и среднее, а поди ж ты, вот и ее старенькая школа попала в фокус внимания руководства.

Даст Бог именно в ту новую школу пойдут и внуки нашего героя Александр и Дарья, которые своим появлением на свет, расширили и украсили народонаселение Косилово.

Наш герой хочет, чтобы и внучата остались на этой земле. А там, даст Бог, и правнуки пойдут!

Правда пока Саше лишь 6 лет, а Даше и того меньше — 5 месяцев. Но их родители из села уезжать не собираются, тут их семьи, тут их дело.

— Люди, с которыми мы работаем и строим нашу общую жизнь, то есть, земляки, должны понимать, что мы тут всерьез и надолго, — говорит Василий Горбунов.- Для моих сыновей ведь это тоже родина, они и сейчас живут, и дальше будут жить здесь.  Я не хочу, чтобы то, что мы тут создавали годами, прахом пошло.

И жены Анастасия и Ксения сыновьям Василия Горбунова подобрались достойные. Они разделяют взгляды мужей, ценят их приверженность сельской жизни.

Впрочем, как и супруга Василия Павловича Людмила Васильевна. Молодой выпускницей Белгородского педагогического училища, по распределению, приехала она в Косилово, стала сельской учительницей, здесь и встретила свою судьбу, своего будущего мужа, нашего героя Василия Горбунова.

С тех пор они вместе.

Супруга и в деле помощница, и в доме она прекрасная хозяйка. Вообще, когда Василий Павлович вспоминает о своей Людмиле Васильевне, его голос теплеет. Тут и без слов понятно, что все в этой семье по любви.

— Она у меня умница и красавица, — коротко говорит он. Кстати, ценит он жену и как педагога. С гордостью отмечает, что она отлично работала в Косиловской школе учителем математики, за тем, как и супруг, была ее директором. У нее множество благодарных учеников и заслуженных наград.

Кстати, свой дом Горбунов начал строить относительно недавно, в 2015 году. До этого семья жила в доме его родителей. То есть, 15 лет, возглавляя по сути успешное, прибыльное хозяйство, его руководитель с домочадцами ютился в маленьком домике без удобств.

Это ведь тоже показатель. Как отмечает сам Василий Горбунов: «В первые годы мы по одежке протягивали ножки. Это значит, появлялась копейка от урожая, тут же пускали в дело. Покупали тот же трактор, культиватор или сеялку».

У меня в доме ни туалета не было, ни воды толком, — смеется Василий Павлович.- Теща, царство небесное, бывало приезжала и критиковала: какой ты председатель? У нормальных председателей все есть, а у тебя ничегошеньки.

Деньги осенью появлялись, а я уже знал, надо купить трактор. Я был тут не как хозяин,  как наемник. И вот в голове, нет — нет, да и проскочит мысль, вот выпрут меня с этой должности, у меня ни хрена не осталось, вообще. Не было у меня никакого запаса, даже те деньги, что у меня появлялись, все в хозяйство отдавал».

Да, его соратники говорят, что Горбунов работу и дом не делил. Работу надо было делать, и он делал. А каким образом? Да, каким угодно.

За то сейчас ООО «Заречье» техникой укомплектовано полностью. По сути — это современное, высокотехнологичное предприятие нового типа, использующее в производстве своей продукции передовые технологии.

В коллективе около 60 человек, в уборку он расширяется до 70. Люди обеспечены социальными гарантиями, своевременными зарплатами. В основном, как мы уже говорили, в «Заречье»  заняты земляки Горбунова. Хотя география сотрудников обширна, работают здесь даже москвичи!

— Василий Павлович, а каким бы Вам хотелось увидеть свое предприятие и свою деревню лет, скажем, через 10?

— 7 тысяч гектаров земли, 3000 голов дойного стада.  Я , когда пришел в колхоз работать, тут было 120 голов коров. Зимой надаивали по 3-4 бидона молока, это всего 120 литров. Смех, да и только. Сейчас у нас общее поголовье больше 2000, в том числе и телята, стадо ведь надо ежегодно ремонтировать. В нем  ежегодно бракуется до четверти голов. Поэтому молодняк выращиваем свой, корма у нас тоже свои, и мы об этом уже говорили. Мы бы нашими силами потянули и 3000 голов, но количество земли не позволяет.

По нормативам, на одну голову КРС, нужен гектар земли. А где нам взять дополнительное количество, когда уже вся земля в районе занята, вся в работе, вся обрабатывается. Поэтому, пока мы как бы заперты в своих гектарах, дальше не прыгнешь.

То же касается и переработки. Мы бы с удовольствием поставили цеха под переработку молока или того же подсолнечника. Это же до смешного доходит, семечку мы продаем по смехотворной цене, и тут же вынуждены покупать подсолнечниковый жмых для животных фактически за  те же деньги. А на своей маслобойке я бы получил из подсолнечника масло, что-то продал, что-то пустил на свои нужды, а жмых оставил бы себе «в подарок».

Молоко сдаем по цене воды, а будь у нас цех, мы бы поставляли на рынок конечные продукты производства: сливки, творог, масло, сметану и так далее. И нам хорошо, и покупателю приятно.

Смею даже предположить, что при таком подходе, цены в магазинах не поднимались бы, а даже падали.

К сожалению, пока у государства нет осмысленной стратегии поддержки переработки на селе, а самостоятельно двигаться в этот направлении трудно. Новый руководитель нашей Белгородской области, исполняющий обязанности губернатора Вячеслав Гладков, в своем обращении к областной Думе говорил о том, что из региона должно уходить не то самое сырье, а именно конечный продукт сельского хозяйства. Значит, он видит эту проблему, и это обнадеживает.

А нам ведь только чуть попутный ветер, и мы готовы поставить паруса. Есть и мозги, и рабочие руки, и сырье.

А деревню свою я жалею и люблю ее всей душой. Если бы государство помогло хоть чуть, я бы построил всем своим работникам комфортабельное жилье.

Сейчас огороды никто не возделывает и скотину не держат в деревнях. Ребята получают нормальные деньги в хозяйстве, им хватает.

Вот я бы и поставил два или три 2-х— 3-х этажных дома, красивых современных — тротуары, дорожки, детская площадка. Чтобы дворник или садовник ухаживал за территорией, и бурьяном она не зарастала.

В домах — просторные, светлые квартиры со всеми удобствами.

Конечно, люди и сейчас живут неплохо. Провели воду, канализацию, у всех бытовая техника, но все равно, это старые дома. А хочется нового.

Может, даже целую улицу из таких новых домов для механизаторов, с парком, с освещением построить.

Чтобы люди жили по человечески!

О чем же эта история? Спросите вы. Она о ярком представителе нового класса сельских производителей. Как правило, это умные, крепкие люди, самостоятельно своими руками, своей головой, без кумовства в руководстве, приведшие к успеху свои предприятия, платящие налоги, дающие людям работу, снабжающие Россию нашими продуктами, выращенными, полученными честно и правильно.

Среди этого замечательного класса есть особое сословие, его золотой фонд — руководители или хозяева, для которых родная земля- не пустой звук, и, ведя свои производства, они развивают и малую родину. Как мы уже отмечали в начале, герой этого очерка Василий Павлович Горбунов — именно такой.

p/s: В Косилово жили деды и прадеды Василия Горбунова. Бабушек — дедушек ему посчастливилось «застать» при жизни.  Бабушки Лукерья и Гаша, дедушки Григорий и Иван. Оба прошли войну. Затем работали строителями в колхозе. Сколько семей нашли свое счастье под крышами, построенными ими, сколько народилось детей.

Бабушки были простыми колхозницами. Окрестные поля наверняка помнят их еще молодыми и полными сил, которых они не жалели. В здешних ветрах растворены их голоса.

Могилки родных Василия Павловича приметны на местном кладбище. Они опрятны и ухожены.

А нам остается лишь добавить, что бабушки и дедушки могли бы гордиться своим внуком.

Александр Калуцкий,

Снежана Селдушева — фото

Союз журналистов России

 

 

 

 

некотрые фото взяты из открытых источников

(Visited 78 times, 1 visits today)


 

16 комментариев

  1. Позитив24, спасибо, ребятушки, что о наших людях рассказываете. Что вот и живут с нами рядом. Да рассказываете так вкусно, с такой симпатией! Прямо спасибо. Сейчас как не хватает таких рассказов, все кие-то звезды, как они сходятся, да расходятся, как будто в нашей России и других людей нет. Такие вот люди, как Василий Павлович — вот это и есть настоящие звезды. Любо — дорого почитать. А то живем и ведь не знаем друг дружку. Кто с нами и как живет, кто в селе, кто в городе. В кино все напридумывали, а чтоб по правде этого нет. Так и правьтесь. Дай вам Бог!

  2. Это, братцы, судьба. Человек сам ее делает. И это достойно.

  3. Понравилось, что ферму строит Василий. Молока ведь действительно настоящего не осталось. Спасибо от всего сердца за натурпродукт. Да и людям работу давает. Молодчина какой!

  4. Добро только от человека всем, больше ничего. Всем бы так жить

  5. Как можно молоко сдавать, как воду. Они там вверху в своем уме?!

  6. Привет, молодой мужчина, и когда внуков успел?!)))

  7. Там весь район такой хороший Грайворонский. Городок Грайворон хороший ухоженый как игрушечка. В сёлах порядок. Будете ехать до любого села по хорошей дороге. А Павлович это что. Это настоящий человек. Такими вот все и держица.

  8. Если правда, что тут написано, значит живая Россия. Или это у них одна область такая?

  9. А ведь верно подмечено, друзья, если мужчина правильный, то и семья у него крепкая))))

  10. Даст Бог, будут молитвы наши услышаны, и все будет хорошо!

  11. Как говорил Коровьев: смотрите, как причудливо тасуются карты. Был Василий Павлович учителем, а стал аграрием. Вот вам и звезды! А вот сложились так, и тут уж, принимай земледельческий жребий. И он принял, не испугался. Корни. Деды, традиции, история рода. Это чистые и правильные люди. Их всеми силами сохранять надо. Хороший рассказ. Нужный!

  12. Скоро из города все на село побегут

  13. Снизить налоги, сделаьт доступными кредиты, открыть внутренние рынки для своего производителя, а не Китай, да Турцию привечать, сделать закупку адекватной — вот действенные меры поддержки нашего производителя. И не только фермера

  14. умный человек сказал, в любом деле можно преуспеть, если делать его правильно)

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *